Знакомства ирина кудиевская белгород россия

Yana Romancova, Белгород

По повести К. Кудиевского. Актеры: Евгений Леонов, Олег Басилашвили, Ирина Мазуркевич, Станислав Конец XIX века, Лифляндия, одна из губерний Российской империи. Лёля Белгород - спортивной жизни – «Алешкино знакомство», «Телеграмма» и «Победа присуждается. 6 дн. назад Место проживания - Белгород, Россия. ассимилировавшейся в России шотландской фамилии — Якову Брюсу. . Ирина Кудиевская. вход Yana Romancova | Белгород. Yana Romancova. Россия, Белгород Кожаева-Кудиевская. user Ирина Качалова. user.

В течение года пробовались и другие музыканты. Тухманова на стихи В. Они были одними из немногих вокально-инструментальных ансамблей на советской эстраде, исполнявшими песни патриотического звучания.

Это было, пожалуй, первое серьезное творческое испытание. И много, и с большим успехом гастролировали по родной стране. С года они постоянно выступали в Лужниках: Концерты проводились при любой погоде, они шли с полным аншлагом — собирали около 17 тысяч зрителей. Работая на гастролях, выступали на огромных стадионах и во дворцах спорта.

За двадцать дней ему удалось сформировать фактически новый ансамбль из старого состава остались Александр Брондман, Евгений Курбаков, постановочная группа и только что зачисленный в ансамбль в качестве солиста Владимир Винокури подготовил целый сольный концерт с новыми исполнителями, наполовину обновив репертуар. Режиссёрское построение концерта включало точные световые акценты, подчеркивающие движение программы, рождающие атмосферу внимания и сосредоточенности, а там, где необходимо, и решительно ломающие ритм действия и настроение.

Чтобы показать зарубежным спортсменам прогрессивность социалистического строя, из подполья выпустили рок-культуру. В это время ансамблям постепенно разрешили иметь свой репертуар, музыканты получили возможность исполнять песни собственного сочинения.

Черненко начали расформировывать многие эстрадные музыкальные коллективы. Но расставания со сценой избежать не удалось. Проверялись и представленные дополнительные документы, похвальные грамоты и благодарственные письма.

При поступлении абитуриенты должны были представить рекомендации: Тем самым исключалась возможность поступления так называемой несоюзной молодёжи. Немаловажное значение отводилось и физической подготовке, абитуриенты сдавали нормативы по спорту.

Хотя сдача происходила в форме зачёта, но тот, кто не смог вложиться в нормативы, получал малую вероятность для поступления. Конкурсные вступительные экзамены по общеобразовательной подготовке производились по трём предметам: Позднее этот список экзаменов для абитуриентов пополнился ещё одним - по географии устно. Всего на сдачу вступительных экзаменов и профессиональный отбор отводилось три недели. Самыми сложными экзаменами абитуриенты считали сочинение и математику.

В ходе сдачи этих двух экзаменов проходил максимальный отсев. Это и понятно - юноши-старшеклассники разных поколений часто не жаловали математику с физикой, аналогичная ситуация имела место также с русским языком и литературой.

Знатоки литературы подавались в основном в Львовское высшее военно-политическое училище, в высшие гражданские литературные и театральные учебные заведения. Те же, кто щелкал математику, как орехи, посылали документы в командные и инженерные военные училища или физматы университетов и технические институты. Для сдачи вступительных экзаменов формировались временные учебные роты, состоявшие из нескольких взводов. Командирами рот первоначально назначали офицеров - старших лаборантов учебных кафедр, а с открытием должностей командиров учебных взводов, - одного младшего офицера из состава набираемой роты.

Должности старшин рот обычно исполняли мичманы — лаборанты кафедр.

Знакомства Белгород

Должности младшего командного состава исполняли самые опытные ребята из числа абитуриентов. Командование училища ставило данным должностным лицам задачу обеспечить в этих временных подразделениях соблюдение распорядка дня, дисциплину и порядок, создание абитуриентам нормальных условий жизни, подготовки и сдачи вступительных экзаменов и доведение положенных им норм довольствия на весь период деятельности временных учебных рот.

Экзамены сдавались в загородном лагере. После постройки собственно училищного лагеря, все остальные наборы вступительные экзамены сдавали в нём. По мере движения страны к развитому социализму постепенно повышался уровень комфорта для проживавших в лагере абитуриентов и курсантов.

Первым потоком во второй половине мая преодолевали серию экзаменов военнослужащие срочной службы, направлявшиеся в училище с флотов и из военных округов. Им при поступлении в КВВМПУ отдавался приоритет, особенно тем, кто имел опыт корабельной службы, и допускались определённые послабления на вступительных экзаменах. А в первых наборах им даже предоставлялось квота с в разы большим числом мест, чем для гражданской молодёжи. Так, в наборе г.

В дальнейшем этот процент постепенно увеличивался, дойдя до половины всего набора. Абитуриенты-военнослужащие прибывали в училище в мае. В загородном лагере для них преподаватели читали двух - трёхнедельный курс лекций обычно по три пары в день по предметам, выносимым на вступительные экзамены. Там же организовывались тренировки для подготовки к сдаче зачётов по спортивным дисциплинам. Поступавшие в училище военнослужащие чаще всего были не в ладах с точными науками, многие из них в этом убедились ещё до армии и флота, пытаясь поступить в гражданские Вузы.

И они вполне отчетливо понимали, что другой возможности получить очное высшее образование в их дальнейшей судьбе может не появиться.

Но нехватку знаний они в большинстве своём вполне компенсировали активной жизненной позицией, упорством в достижении цели и твёрдым желанием учиться серьёзнее, чем в школе, чтобы надежно осилить тот теоретический багаж, который давался им в училище. Впрочем, и в этом потоке было немало тех ребят, которые до службы на флоте успели отучиться год-два в гражданской высшей школе, но по тем или иным причинам ушли оттуда. Вне конкурса шли кавалеры орденов и медалей и воины-интернационалисты.

Греха таить не надо - среди абитуриентов-военнослужащих немалый процент ехал поступать, имея основной целью лишь отдохнуть от срочной службы под тёплым киевским солнцем.

Некоторые из них даже имели столь крепкую подготовку или были столь везучи, что легко проходили через сито экзаменов. Они тешили надежду, что могут позволить себе отдохнуть ещё несколько месяцев в училище и осмотреться в стольном граде, а потом в любой момент его быстро покинуть по желанию.

Но большая часть из них вскоре втягивалась в учёбу, успешно завершала весь курс обучения, получала офицерские погоны и в дальнейшем достойно служила на кораблях и в частях Военно-Морского Флота. Выпускники суворовских и Нахимовского военных училищ поступали без сдачи экзаменов согласно квоте, предоставляемой их учебным заведениям по КВВМПУ. Последними к экзаменам допускалась гражданская молодёжь и определённое число более возрастных молодых людей но не старше 23 лет по состоянию на 1 сентября года поступлениябольшинство из которых уже успело отслужить срочную службу в войсках.

Исключение составили первые четыре набора, когда в училище принимали военнослужащих сверхсрочной службы, на возраст которых смотрели не так строго. К примеру, самым старым из сверхсрочников первого набора было до 26 лет. В основной массе это были уже семейные люди, которые получали определённые льготы во время учёбы.

При получении иной оценки, льготникам приходилось на общих основаниях преодолевать экзамены и по другим предметам. Год на год не приходился, но поток желающих поступить в КВВМПУ не иссякал среди всех трёх названных категорий поступавших, в том числе, и у киевлян считалось престижным поступление в это училище, так что командованию всегда было из кого производить отбор.

Кроме основных требований, предъявлявшихся ко всем абитуриентам, представители этой категории военнослужащих до поступления должны были прослужить не менее трёх лет на должностях мичманов или офицеров. Желательным являлось также наличие опыта работы в составе комсомольского актива или на других общественных должностях воинского коллектива корабля части. Большинство из числа поступивших мичманов, как и их предшественников-сверхсрочников, было старше своих однокурсников по возрасту и опытнее по сроку службу, естественно, и старше по воинскому званию, поэтому многие из них сразу назначались командирами курсантских отделений, старшинами классов и рот.

Правда, далеко не все из них смогли остаться в этих должностях до выпуска. Они заметно отличались от остальных курсантов по денежному содержанию. За ними сохранялся должностной оклад с места их предыдущей службы. Что было особо выгодно подводникам-атомщикам, оклад которых составлял в ту пору рублей и примерно соответствовал зарплате инженера.

Мичманы-курсанты, как и их предшественники-сверхсрочники имели практически свободный выход, проживали в курсантском общежитии или снимали жильё вместе со своей семьёй, а также в складчину с однокашниками-холостяками. Всех, кто прошёл после сдачи вступительных экзаменов и мандатную комиссию случаи, когда её не проходили отдельные абитуриенты, в целом успешно сдавшие экзамены, порой имели местоопределяли по конкретным ротам и классам.

Поступившие распределялись поротно обычно по результатам сдачи экзаменов примерно равномерно по количеству отличников, середняков и троечников в основном льготников. Руководство в этом случае старалось, чтобы в классах соблюдался социалистический принцип, когда бы сильный учащийся брался подтягивать до своего уровня более слабого.

Обычно в августе после сдачи вступительных экзаменов имели место случаи перехода курсантов в другие роты по обоюдному согласию командиров этих рот или по указанию свыше. Командование периодически ставило эксперименты, когда в коллективе одного класса или даже роты собирали самых крепких по знаниям и физической подготовке курсантов. Само распределение по ротам и классам проводилось в той же последовательности, что и сдача экзаменов: Вместе весь личный состав классов и рот собирался только после приёма Военной присяги поступившей гражданской молодёжью.

Гражданская молодёжь, принятая в КВВМПУ после школы, оставалась в загородном лагере училища отдельно от остальных принятых абитуриентов, где проходила почти полуторамесячный курс молодого бойца.

По его окончанию в последних числах августа для этой части курсантов организовывалась торжественная церемония принятия Военной присяги. За несколько дней до церемонии курсанты переезжали из загородного лагеря в училище и обустраивались в казарме. Затем получали парадную форму одежды, приводили её в порядок и отрабатывали строевые приёмы, выполняемые при принятии присяги. Построение проводилась в сквере у могилы Неизвестного солдата при большом стечении родственников принимавших присягу и просто киевлян.

Но процесс приучения молодёжи к воинской дисциплине и уставному порядку этим не ограничивался. Младшие командиры и старшие по возрасту и жизненному опыту сокурсники помогали ей в возмужании, когда кнутом, а когда и пряником.

Правда, на формирование военной косточки у отдельных молодых курсантов уходило не менее года, а то и двух, ведь большая часть поступивших по натуре имела гуманитарный склад ума. Во время учёбы курсанты имели право на двухнедельный отпуск во время зимних каникул и месяц отдыха летом. Кроме того, имелась возможность персонального получения дополнительных суток отпуска за отличную учёбу, успешную защиту чести училища на спортивных соревнованиях высокого уровня и в научных изысканиях, активное участие в училищной художественной самодеятельности, а также за донорство крови.

Ещё заработать дополнительные сутки отпуска можно было за участие в проведении в основном ремонтных работ в казармах и на кафедрах. Бывали и обратные случаи, когда отпуск курсантов сокращался на несколько суток. Как правило, это происходило зимой в основном за неуды на экзаменационной сессии, реже - за грубые нарушения воинской дисциплины. За время, отведённое для каникул, отстающие курсанты пересдавали экзамены и зачёты, в том числе, и по физкультуре.

Бывали уникумы, которым не хватало и двух недель на пересдачу, даже, несмотря на то, что в таких случаях преподаватели обычно относились к ним более чем либерально. Тогда зимних каникул они лишались полностью. Для проезда к родным на летние каникулы курсанты получали воинские перевозочные документы, а вот зимой приходилось ездить за свой счёт обычно за счёт родителей.

Устои в училище были довольно строгими, ведь оно готовило военных специалистов, которым предстояло воспитывать в духе морального кодекса строителя коммунизма все категории военнослужащих, в том числе, в перспективе и главное действующее звено в армии и на флоте - командиров соединений, кораблей и частей. Всё это предопределяло предъявление повышенных требований к деловым и моральным качествам самих будущих воспитателей. Офицер-политработник должен был по определению показывать личный пример в дисциплинированности и исполнительности, высокой нравственности и культуре поведения.

И перед ними маячила большая, чем у их коллег из других военно-морских училищ вероятность быть отчисленными за совершённые во время учёбы проступки, в том числе, нарушающие нормы общественной морали и нравственности. В кармане у сердца каждого курсанта училища к выпуску должен был находиться билет члена КПСС в самом крайнем случае — кандидата в члены КПССа само сердце — гореть так же ярко, как у горьковского Данко.

Следует признать, что большая часть курсантов как минимум до середины х годов вступала в партию сознательно, заранее готовя себя к. Пачками не принимали, отбор был персональным и достаточно тщательным, от коллектива класса серьёзные недостатки скрыть было очень сложно. Хотя курсантов в училище в партию начинали принимать со второго года обучения, и на выпускном курсе у партийных организаций классов в этом направлении работы хватало. Но даже когда дело доходило до разбора курсантских проступков, то на их совершивших не спускали всех собак, во всяком случае, не.

За своих проштрафившихся товарищей боролись, брали их на поруки, давали им дополнительное время для того, чтобы исправиться. Если человек не успевал это сделать до четвёртого курса, то и шансы получить диплом училища для него были невелики.

Отсутствие партийного билета автоматически вычёркивало соискателя из списка на получение офицерских погон. И ни для кого не секрет, что в советское время карающий меч высокопоставленных адмиралов и всей системы политорганов реально нависал над отдельными политработниками, кто допускал совершение тех или иных моральных проступков: К тому же, если за определённые грехи и просчёты снимали с должности командира, то почти в процентах случаев аналогичная участь ожидала и его замполита.

В такой ситуации серьёзному наказанию, как правило, подвергались и вышестоящие политработники. Однако, свободолюбивый дух, витавший в ранее существовавшей в этих стенах духовной академии бурсы, как называли её бывшие воспитанникипроникал и в сердца курсантов КВВМПУ.

Как и у бурсаков, жизнь будущих военморов никогда не была пресной, в ней постоянно ощущалось присутствие определённой остроты восприятия бытия. Вместе со своей страной курсанты чувствовали изменения, происходившие в сознании соотечественников в том числе, и интеллигенциичитали те же книги, слушали ту же музыку, увлекались теми же фильмами и пьесами, что и их сверстники на гражданке.

Преподаватели сами на лекциях и семинарах не раз затрагивали, мягко говоря, не рекомендуемые, но интересные для курсантов темы. И анекдоты, в том числе, также с немалой долей антисоветчины в общем-то свободно звучали в стенах училища, да и литература самиздатовская появлялась. Но все эти вольности большинством воспринимались как требующие отпора происки супостата, так что они только укрепляли веру молодых военморов в мудрость господствующей идеологии и правильность избранной ими профессии.

Выпускник училища должен был быть теоретически вооружён и психологически всегда готов успешно бороться с идеологическими происками противника. Знать ход мысли супостата, его возможные действия и лозунги, а также направления, с которых можно ожидать от него подвохов. Так что выпускник КВВМПУ априори не должен был бояться печатных или устных по радио или в виде слухов случаев вражеской пропаганды, а, наоборот, обязан их фиксировать, внимательно изучать и своевременно готовить аргументированный, достойный, ясный и убедительный отпор на подобные происки.

Не все будущие политработники, конечно, являлись стойкими ленинцами, и, перефразируя Владимира Маяковского, гвозди можно было бы делать не из каждого из. Курсантам ничто человеческое не было чуждо, как и всем детям своего Отечества и своего времени. Случалось, что нарушали дисциплину, нормы коммунистической морали и нравственности, за что наказывались, в том числе, и посадкой на знаменитую киевскую гауптвахту, на которой доводилось сиживать ещё герою Гражданской войны Григорию Котовскому.

Советское кино

Так что в повседневной жизни курсанты училища подчас были очень похожи на бурсаков. Отдельные представители курсантского племени весьма увлекались прекрасным полом, обычно такие ловеласы, знакомясь с девушками, представлялись другим именем, порой и фамилией. Выпускникам училища памятна байка о том, что чаще всего таким псевдонимом был Донат Липковский. Но не всем подобные шутки сходили с рук, за нравственностью курсантов бдительно следил политотдел, куда обращались барышни, оказавшиеся в интересном положении, или их родители.

На эти шалости и начальники, и сокурсники, как правило, смотрели сквозь пальцы, но себе на ус наматывали. Четвёртые экземпляры ещё с юности постепенно, но настойчиво развивали свою коммерческую жилку, что в ту пору считалось скорее человеческим пороком, чем достоинством. Однако доход приносило стабильный, прежде всего, по части предоставления разного рода услуг от помощи в придании щёгольского вида штатной форме одежды до прикрытия однокашника, ушедшего в самоволку.

За такую помощь с ними рассчитывались как деньгами, так бартером или ответными услугами. Хуже, когда попадались простые внешне парни, на полном серьёзе пропагандировавшие схоластические ортодоксальные взгляды. Дальнейшая жизнь показала, что большая часть из них не была лично убеждена в отстаиваемых застывших догмах, а только скрывала за громкими лозунгами свои пороки и, как правило, коррупционную составляющую.

Основные отрицательные черты характера и недостатки в воспитании курсантов, как правило, становились известными если не в первый, то в последующие годы учёбы. Роль воинских коллективов учебных классов училища, их партийных и комсомольских организаций проявлялась в умении оперативно реагировать на данные проблемы и помогать их решать по справедливости. В сочетании мудрости и опытности командиров и наставников, профессионализма профессорско-преподавательского состава и силы курсантских коллективов создавалась та неповторимая кузница кадров флотских политработников, которой славился Киевский военморполит.

Годы существования училища пришлись на период активно пропагандировавшегося в стране лозунга о пролетарском интернационализме. Поэтому при очередном наборе командование всегда стремилось привлечь в число абитуриентов как можно больше представителей разных республик и национальностей.

Это понятно - большая часть союзных республик имела выход к тому или иному морю и нуждалась в опытных и квалифицированных профессионалах морских специальностей из числа представителей титульных наций.

Хотя далеко не все из желающих поступить посланцев малых народов и национальных окраин становились в дальнейшем курсантами, и, тем более, доходили до выпуска. Однако, в случае появления колебания при выставлении оценок таким кандидатам на вступительных экзаменах, сомнения обычно шли им на пользу. Основная масса ребят, поступавших из союзных республик, в дальнейшем училась прилежно и не менее достойно служила на флоте.

Так что руководство как тех советских республик, так и нынешних суверенных капиталистических государств вряд ли могло бы упрекнуть руководство училища за качество подготовки выращенных в нём национальных кадров. По окончанию училища его выпускникам присваивалось воинское звание лейтенант корабельного состава Военно-Морского Флота и выдавался диплом о высшем образовании по двум военным специальностям: Первый училищный выпуск морских офицеров-политработников с высшим образованием состоялся 31 июля г.

Чтобы лично познакомиться со своими будущими подчинёнными, на торжественную церемонию были приглашены члены военных советов — начальники политуправлений всех флотов. А в праздничном вечере по случаю первого выпуска училища принял участие первый секретарь ЦК Компартии Украины Щербицкий В.

Это был период максимального расцвета и подъёма отечественного Военно-Морского Флота за всю его многовековую историю, период, когда он получил постоянную прописку во всех важнейших регионах Мирового океана, когда шло самое массовое строительство боевых кораблей и вспомогательных судов, и когда значительно выросла численность личного состава флота.

Поэтому первых птенцов новой высшей военно-морской школы во флотских коллективах кораблей и частей ждали с нетерпением, надеясь на их профессионализм, новые современные подходы в работе с людьми, молодой задор и высокий энтузиазм.

Дальнейшая жизнь показала, что руководители ВМФ не ошиблись в своих ожиданиях. С каждым новым выпуском роль воспитанников Киевского морполита в повседневной жизни Военно-Морского Флота постепенно повышалась. Они стали сподвижниками и действенной опорой командиров в деле сплочения всех категорий подчинённого личного состава в боеготовые и боеспособные флотские коллективы, важным связующим звеном в комплексной системе формирования морально-психологического климата в экипажах кораблей и подразделениях обеспечивающих воинских частей.

Особое значение и ценность труда думающего, добросовестного политработника в процессе воинского, патриотического и нравственного воспитания военнослужащих хорошо понимают все, кто уже исполнил или продолжает исполнять свой воинский долг перед Отечеством. Во второй половине х годов страны Запада явочным путём стали вводить мильную экономическую зону вдоль своих морских границ. И начались эти односторонние действия государствами, граничащими с нашей страной.

СССР был вынужден срочно предпринять адекватные ответные шаги. Для этого спешно увеличивалось число соединений морских пограничных частей, корабли для которых поступали, в основном, из действующих соединений надводных кораблей, частей консервации резерва ВМФ или передавались из гражданского Морского флота.

Чтобы их укомплектовать кадрами, с г. И если поначалу некоторые выпускники были недовольны таким распределением, то в дальнейшем поменяли это мнение на противоположное. Морские пограничники, хоть и ощущали себя неродным ребёнком системы Погранвойск, однако всё же входили в состав столь уважаемой и налаженной серьёзной системы, как КГБ СССР. А в постсоветское время существовавшая диспропорция ещё более увеличилась, прежде всего, по вопросам сохранности льгот, скорости и качества обеспечения жильём, размеров пенсий, более человечного подхода к увольняемым в запас и перспектив их дальнейшего трудоустройства.

На них младшие офицеры, проходящие службу на должностях политработников Военно-Морского Флота или планируемые к назначению на такие должности, могли пройти переобучение, сдать экзамены и получить диплом политработника со средним образованием.

На эти курсы направлялись, в основном, выпускники средних военно-учебных заведений с низовых должностей береговых частей ВМФ. Часть слушателей курсов имели высшее командное, инженерное или гражданское образование. Те из них, кто обладал только сухопутной подготовкой, с трудом могли освоить за несколько недель кораблевождение и другие военно-морские науки, нередко обращались за помощью к курсантам. И курсанты всегда шли им навстречу, тем более, когда дело касалось бывших сослуживцев, земляков или просто хороших парней.

Первый ознакомительный визит главкома в Киев состоялся 21 декабря г. В книге почётных посетителей училища Сергей Георгиевич оставил запись следующего содержания: За короткий срок после организации создана учебная база, преподаватели являются высоко организованными и хорошо подготовленными специалистами.

Порядок в училище обеспечивает воспитание курсантов и поддержание службы. Следовательно есть все условия для подготовки офицеров-моряков политработников.

Редко какой выпуск обходился без их личного участия.

Стена | ВКонтакте

Гостями училища не раз бывали военные делегации политработников из стран-участниц Варшавского договора ГДР, Румынии и др. Уже в декабре г. Этими отличиями училище было отмечено не за своё название, а за конкретное активное участие офицеров и курсантов КВВМПУ в военно-патриотическом и интернациональном воспитании жителей г. Непосредственно сами курсанты массово поощрялись наградами дважды: На базе училища не раз проводились сборы, научно-практические конференции и семинары различного уровня.

Одним из самых крупных таких форумов стал научно-методический сбор руководителей политорганов Военно-Морского Флота под руководством адмирала Гришанова В. На нём был обсуждён почти двухлетний опыт, накопленный после создания политических отделов соединений и частей ВМФ.

Этот сбор, правда, создал некоторые неудобства для выпускников того года. Церемония их выпуска растянулась на три дня: Это был май г. Стержнем того плюрализма явилась поддерживаемая сверху установка на шельмование КПСС и очернение достижений советского этапа истории нашей страны. Наиболее значимыми решениями инспекции были: Но из этих рекомендаций полностью была реализована только первая. Киеве двух подъездов в высотном доме.

Но из-за резкого скачка цен, произошедшего после развала Союза, этих средств на всех, кому было обещано, квартир не хватило. Этот выпуск запомнился всем его участникам и зрителям. Сразу по прибытию Леониду Петровичу пришлось срочно решать проблему, характерную для бурных лет горбачёвской антигосударственной перестройки.

В училище, находившемся в сердце Украины, стремительно движущейся к самостийности, тоже решили показать свою самостоятельность относительно Москвы. Несмотря на, возможно, и несколько запоздалый приказ министра обороны СССР произвести выпуск во всех высших военных училищах страны одновременно в конце июня г.

Надо отдать должное, в Минобороны СССР тогда поступили мудро и не стали омрачать уже объявленный праздник для двух с лишним сотен выпускников и почти тысячи их родителей и родственников, приехавших из разных уголков огромной ещё страны.

В постсоветское время училищем командовал капитан 1 ранга Каталов Анатолий Борисович - После него с приставкой. Участник Великой Отечественной войны Турчин Ф. Флот в то время считался королевским, так как ему постоянно приходилось принимать у себя высших должностных лиц страны, многочисленные советские и иностранные делегации. Одним из обязательных пунктов программ таких визитов являлось посещение кораблей Черноморского флота, что осуществлялось строго по протоколу, который соблюсти без тыла было невозможно.

Первый начальник училища прошёл всю войну, был человеком прямым и принципиальным, на этой почве часто конфликтовал с начальством, поэтому за пять лет службы в КВВМПУ так и не получил адмиральского звания. В училище был назначен с должности первого заместителя начальника политотдела Ленинградской военно-морской базы. Контр-адмиральское звание ему было присвоено на ю годовщину Великого Октября как награда за успешное первое прохождение курсантами училища по Красной площади во время праздничного парада в столице нашей Родины — г.

Выпускник ленинградского Военно-морского политического училища имени Жданова А. На Балтике являлся заместителем начальника политуправления, затем был ЧВС — начальником политотдела Каспийской флотилии, откуда в г. Он единственный из руководителей училища, для кого эта должность не стала завершающей в военной карьере: На Тихом океане дошёл до должности заместителя начальника политотдела 6-й эскадры подводных лодок.

Оттуда ушёл начальником политотдела 9-й эскадры подводных лодок Северного флота в п.

Медиаобразование MEDIA EDUCATION | A. Fedorov - wiiprevmelum.tk

Перед переводом в г. Первым начальником из числа командиров стал Каталов А. Заместителей у начальника училища имелось. И у многих из них тоже оказались интересные биографии. Должность заместителя начальника КВВМПУ без каких либо добавлений соответствовала роли первого заместителя начальника училища. На эту должность изначально назначались строевые командиры и начальники. Первым её занял контр-адмирал Борзаковский А. Через год с небольшим его сменил контр-адмирал Стерлядкин А.

Киеве командовал Новоземельским полигоном и имел непосредственное отношение к испытаниям советского ядерного оружия. Александр Яковлевич пользовался большим уважением среди курсантов, своей интеллигентностью, манерой поведения он напоминал командира корабля императорского флота.

Андрея Андреевича курсанты тоже уважали за сочетание в его характере строгости и принципиальности со справедливостью и добротой. Позднее его место занял известный подводник-гаджиевец капитан 1 ранга Люлин В. До службы в училище Виталий Александрович внес большой личный вклад в дело становления командного состава экипажей ракетных подводных крейсеров стратегического назначения БД проекта.

В начале х гг. Как и в любом военному Вузе того времени первым человеком после начальника училища считался начальник политотдела НачПО. В то время дивизией командовал прославленный в последующем историк отечественного Военно-Морского Флота контр-адмирал Дыгало Виктор Ананьевич. На должности начальника политотдела Ларина А. Далее политический отдел училища возглавлял капитан 1 ранга Фомин Василий Сергеевич, до этого назначения служивший начальником политотдела спецчастей Северного флота.

Последним советским начальником политотдела КВВМПУ был капитан 1 ранга Ефимов Геннадий Константинович, перед назначением в училище являвшийся первым заместителем начальника политотдела 4-й эскадры подводных лодок Северного флота.

С по гг. В училище Евгений Михайлович пришёл с должности заместителя начальника политуправления — начальника отдела пропаганды и агитации Балтийского флота. На завершающем этапе обязанности заместителя начальника училища по воспитательной работе исполнял направленный министерством обороны Украины в помощь Коврыжко В. Должность заместителя начальника училища по учебной работе — начальника учебного отдела в КВВМПУ являлась третьей по значимости.

Открывал училище на этом поприще капитан 1 ранга Данилко А. Его сменщик, выпускник Николаевского кораблестроительного института, полковник-инженер Нестеров Георгий Сергеевич, был мужчиной атлетического сложения в тяжёлой весовой категории. Когда он регулярно лично проверял самоподготовку курсантов, не раз демонстрировал свою могучую силу, предлагая посоревноваться с ним в армрестлинге. Давал при этом фору — выставлял три, а то и два пальца, за которые курсант брался своей пятернёй, но успех всегда сопутствовал офицеру.

Позднее эту должность занимали: Почётной и уважаемой была также должность заместителя начальника училища по материально-техническому обеспечению МТО. Первым на неё был назначен полковник Бабенко А.

Его сменил капитан 1 ранга Жуков Геннадий Сергеевич, пользовавшийся большим авторитетом среди курсантов. Самой трудовой являлась должность заместителя начальника училища по вооружению и технике, в сферу деятельности которой входило содержание и эксплуатация всей движимой и недвижимой техники, обеспечение училища теплом, проведение строительных и ремонтных работ, техническое обслуживание зданий.

Сложнее всего пришлось полковнику Роднянскому Рэму Абрамовичу, первому назначенному на эту должность. Перед ним стояла нелёгкая задача не только освоить уже существовавшие здания, но и построить много новых на обеих территориях КВВМПУ в городе, и практически с нуля возвести две училищные базы в пригороде г.

Однако, не менее сложным оказалось исполнение этой должности в период развала Союза и искусственно созданного дефицита, что пришлось на долю ещё одного подводника-гаджиевца капитана 1 ранга Голованова Владимира Васильевича, до этой должности командовавшего современным проектом РПКСН - БДРМ.

Структура учебного заведения, кроме начальника и заместителей начальника училища, включала отделы: Первым секретарём партийной комиссии училища стал капитан 2 ранга Дёмин В. Инструктором по организационно-партийной работе служил офицер Белоглазов Владимир Николаевич.

Учебный отдел, как и в любом учебном заведении высшего профессионального образования, играл доминирующую роль в жизнедеятельности всех структур КВВМПУ. Поэтому и располагался он в главном корпусе училища в непосредственной близи от его командования.

В нём проводилась огромная рутинная работа по формированию планов учебных занятий и учений, стыковке их с графиками основных общественно-политических, культурно-массовых и спортивных мероприятий и хозяйственных работ.

Сотрудники отдела также осуществляли согласование всех необходимых формальностей по перевозке курсантов к местам проведения учебной практики, взаимодействие с командованием флотов и объединений по повышению её эффективности.

Но самое главное - учебный отдел определял стратегию всей системы подготовки курсантов, стараясь постоянно её совершенствовать с учётом требований времени и новых веяний в развитии Военно-Морского Флота страны.

Это была своего рода кухня, повара которой определяли, какие продукты и в каком количестве будут применяться, а также какое блюдо из них получится в конечном итоге. Инструментами этой кухни служили кафедры. Начальник и сотрудники учебного отдела отвечали за то, чтобы верными являлись рецепты, качественными были продукты, рациональным оставалось соотношение ингредиентов, от которых зависела ритмичность работы всей кухни. На завершающем этапе существования училища штат учебного отдела заметно расширился, в нём появилось даже несколько должностей заместителей начальника.

Заместителями начальника отдела в разное время служили офицеры: Важным и надолго запоминающимся объектом любой воинской части является строевой отдел. Его основная задача заключается в поддержании дисциплины и порядка в части, контроль за соблюдением воинской дисциплины и строгого выполнения требований общевоинских уставов военнослужащими данного воинского формирования.